Как стать успешным скульптором? Сойти с ума, как вариант. Темпераментные бюсты, живущие своей жизнью (16 фото)

18 августа 2019
544
0
Категория: скульптуры
Как-то раз в XVIII веке, в верховьях Рейна и Дуная, в исторической области Швабии родился себе скульптор, который имел шансы стать самым обычным. Звали его Франц Ксавер Мессершмидт, был он даже не родственник конструктора немецких истребителей Второй Мировой Вилли Мессершмитта. Нет, у нашего Франца были в родственниках два дяди по фамилии Штрауб - и оба Штрауба, так уж получилось, были скульпторы.





Стало быть, учился ремеслу у дядь (дядей, дядьёв... правильно, конечно, 'у дядей', но позвольте побаловаться). Потом Венская Академия искусств, протоптанная дорожка для художников, кому выпало родиться на австрийских землях. Одна из старейших в Европе (с 1692 года), широко признанная. Туда даже Гитлер два раза отчаянно поступал и не поступил.



А Франц Ксавер поступил, закончил и пошёл по пути стандартного успеха скульптора своего времени. Ничего, как говорится, не предвещало. Ваял, как и все, в своём классицизме эпигонские бюсты на манер античных римских. Кто, как и я, первый раз слышит слово эпигонские, тем нам справка: это значит подражательные, заимствующие чужие идеи, без творческой оригинальности.





Впрочем, тут мы поспорим - свой фирменный стиль он уже обретал. Реалистично оставлял 'гусиные лапки' и прочие морщинки на лице модели, а не идеализировал, не сглаживал всё до неживой маски, как современный фотошоп. Народу нравилось, и даже императорский дом Австрии подкидывал заказы. Выше, скажем, бюст придворного врача Габсбургов - пример более классических творений Мессершмидта, из середины его карьеры. Как говорится, почувствуйте разницу с тем, что он творил после.



Мартин ван Майтенс II. Мария Терезия Австрийская А мы пока о периоде работы на королевскую верхушку. Царствующая Мария Терезия признавала, что ненасытна по части детей, и после очередных родов заявляла, что ей всё ещё 'маловато будет' (c) . Её слова: "Детей никогда не бывает достаточно". Итого - 16 наследников. Точнее, считая только выживших, 13 - всё равно прилично при тогдашней младенческой смертности.

К слову о смертности - её юбилейным 15-ым ребёнком стала Мария-Антуанетта, знаменитая королева Франции и жена Людовика XVI, которую казнили на гильотине в ходе Великой французской революции.



Картина из Версальского дворца. Французская школа после Мартина ван Майтенса II. Франциск I, Мария Тереза и их дети Как можем представить, со скульптурными портретами правящей семьи Мессершмидту работы было невпроворот. При дворе, правда, любили не строгий классицизм, а бохатое барокко, но и в этом стиле он был хорош. Карьера двигалась, сам преподавал всё в той же Венской академии... В общем, по его биографии уже могли бы ползать зевающие мухи, как вдруг годам к сорока проявилась у мастера таинственная болезнь.



Почему таинственная? Ну, одни считают, это была неизвестная медикам в те годы болезнь Крона - тяжёлое хроническое воспаление, которое поражает кишечник язвами и рубцами, может 'залезть' по пищеводу и выше, вплоть до полости рта. Только в 1932-м году американский врач Бернард Крон опубликовал первое описание 18-ти случаев заболевания. А наш скульптор Франц родился лет за двести до того, а заболел лет за сто пятьдесят.

Поэтому современники, взирая на этот 'новый крик в скульптуре', больше склонялись к мысли, что дело не в кишках, а в голове. Помрачнением ума, короче, скульптор страдает. Психическое расстройство, дескать. Ну разве же можно в здравом уме ТАК творить?



А был ли ум здравым? Как сказать. С одной стороны, при острых приступах боли Мессершмидт вставал перед зеркалом и щипал себя за рёбра, а после делал 'характерные головы' c такой вот мимикой. Был сам себе модель. Чем не действенный способ справиться с физической болью, 'переработать' её и излить во что-то творческое, материальное. В конце концов, это ж не ухо себе отрезать в припадке безумия, как Ван Гог, и не заколоть себя девятью ударами кинжала насмерть, как Франсуа Лемуан.



С другой стороны, не так всё просто. В конце жизни скульптора к нему приезжал Фридрих Николаи - знаменитый тогда берлинский писатель и академик, воспоминания о встрече вошли в его книгу «Путешествие по Германии и Швейцарии в год 1781». С его фридриховых слов, сам Мессершмидт объяснял причудливость скульптур тем, что увлекся мистицизмом. В частности, общался с адептом спиритизма доктором Месмером (даже изваял ему бюст) и подсел на сочинения Гермеса Трисмегиста - это такой весьма древний философ, чья фамилия значит Трижды Величайший, скромненько так.

В момент приступов, делился мастер, у него не банально болит живот: нет-нет, берите выше - это ему являются духи, гости из иных миров! И требуют, чтобы их запечатлели. Когда он щиплет себя за рёбра, вселившиеся духи строят в ответ гримасы и бьются в конвульсиях - видимо, боятся щекотки, добавлю от себя.



Галлюцинации? Поехавшая таки крыша и под ней не все дома? Возможно. Репутацию сумасшедшего он себе в итоге заработал. Когда в 1774 году объявили конкурс на должность ректора Академии изящных искусств, Франц с треском провалился на голосовании, и вскоре его 'попросили' оттуда. Чему вроде как способствовало открытое письмо рейхсканцлера Австрии графа Кауница, который тоже видел эксцентричные 'головы'.

Попадалась, правда, информация, что Франц Мессершмидт сам ушёл с преподавательского поста, когда боли стали уже невыносимыми. Не вопрос, при разночтениях всегда можем взять старый журналистский приём - обтекаемую формулировку. Скажем так: прогрессирующая болезнь привела к тому, что Мессершмидту пришлось оставить службу в Академии.



А после увольнения найти постоянной работы не смог. Последние шесть лет жизни провёл в Пресбурге (Братиславе) у своего брата - не поверите, тоже скульптора. Именно там создал основную часть своих лиц с застывшими в камне эмоциями. Которыми, собственно, и прославился в веках, а совсем не званием придворного скульптора Габсбургов и изваяниями монархини с её дитями.

Всего в его творческом наследии известно около 60-ти таких 'живых' голов. Для продажи не предназначал, потому не подписывал и не датировал - ваял, что называется, для себя. Кому-то, видать, тоже хотелось их себе - 24 головы после смерти автора были украдены из дома брата. Потом нашлись, но не все.



Иллюстрация 49-ти характерных голов, автор Matthias Rudolph Toma, 1839. В XX веке интересом к скульптурам Мессершмидта воспылали с новой силой - зритель успел повидать всякое в искусстве, его таким авангардом XVIII века не шокируешь, как современников. 'Характерные головы' изучали не только искусствоведы, но и психоаналитики, физиологи и даже, почему нет, криминалисты. Но вплоть до 2011-го его работы были практически неизвестны вне сопредельных Германии, Австрии, Словакии и Венгрии.



Пока в упомянутом 2011-м головы не приехали с шиком в Париж, на выставку в самый что ни на есть Лувр. Пятью годами ранее музей приобрёл один из бюстов в свою коллекцию - на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке за рекордные пять (!) миллионов долларов (если кто любит точность без округления, тогда 4 миллиона 800 тысяч). Приобрёл и решил показать парижанам (да что там, всему миру) остальные творения мастера. Вслед за Лувром покупать себе головы...не, лучше в кавычках...'головы' стали и другие учреждения.



Фото В. М. Паппе https://bigenc.ru/fine_art/text/2206770 Как отмечал куратор той выставки, главный хранитель отдела скульптуры в Лувре Гилем Шерф: "Зачастую творчество Мессершмидта известно только по гипсовым копиям XIX века или более поздним бронзовым копиям. Здесь, на выставке, только оригинальные бюсты Мессершмидта, и разница очень ощутима. Качество деталей, работа по металлу (олово и свинец) и качество камня (алебастр)"



Франц Мессершмидт 1736-1783 Вот такой Франц Мессершмидт. Гений физиогномики и любитель собирать металл в складочки. И мастер вызывать неоднозначную реакцию ?н?а? ?с?в?о?ю? ?г?о?л?о?в?у? на свои головы. Притягивают и пугают, веселят и завораживают. Живут своей жизнью - дремлют и позёвывают, зловеще скалятся и лучезарно ?л?ы?б?я?т?с?я? улыбаются, морщатся в невыносимой усталости "как же меня всё достало!!!" - и даже лезут целоваться.



На взгляд одних, эта искажённая мимика - мучительная, болезненная. Для кого-то, наоборот, герои Франца - добрые и теплые. Оставляют самые светлые и позитивные впечатления. Как будто щурятся от солнышка или изумляются, глядя на этот мир.

А как такие скульптуры на ваш вкус?



Пожалуйста, посмотрите видео, пока мы генерируем ссылку на архив





+4
18 августа 2019 544
0 комментариев
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Написать нам

www.nevsepic.com.ua

2011 - 2019

  • Рейтинг@Mail.ru
Регистрация